Екатерина Соловьева
Куда уходят рождественские елки
Специальный проект Rublev.com «Последняя неделя»
От редакции
В этом году празднование Пасхи Христовой совпало у христиан восточной — православной — традиции и западных христиан, протестантов и католиков. Может быть, это случайность, а может быть, нет. Только с начала века такое происходило уже шесть раз — в 2001, 2004, 2007, 2010, 2011 годах и в апреле этого года.

Три истории, которые мы публикуем на страницах нашего цикла «Последняя неделя», рассказывают о том, как проходят последние дни Великого поста и как встречают праздник Пасхи в православной России, католической Италии и лютеранской Германии.

Это очень разные истории, но все они пронизаны одним смыслом — главным и единственным:

Христос воскрес.


Михаил Моисеев,
шеф-редактор Rublev.com, куратор проекта

Светлая седмица, 2017 г.

Куда уходят рождественские елки


На обочине шоссе вдоль Эльбы, около пристани под названием «Дьяволов мост» сидит чертик. Для дьявола он мелковат: скульптор изобразил его жалким и разочарованным. Сидит он, озадаченно почесывая бороду, и держит за уши испуганного зайца.
По легенде, один владелец постоялого двора решил построить мостик через брод на маленькой реке Флотбек, которая протекала неподалеку. Проезжие телеги постоянно теряли колеса на этой переправе и переворачивались. В народе твердили, что это козни дьявола. Постройку моста поручили именитому мастеру из Копенгагена, но тот отказался от работы, сославшись на болотистую почву. Тогда за дело взялся никому не известный молодой гамбургский плотник. Дело не заладилось с самого начала: почти готовый мостик то и дело погружался в болото.

Однажды вечером мастер сидел напротив недостроенного моста и горевал о том, что он подвел своего заказчика, и что не сможет теперь жениться на любимой девушке — после такой-то неудачи. Но вдруг кто-то похлопал его по плечу. Мастер обернулся и увидел дьявола. Тот предложил заключить пакт: «Я помогаю тебе достроить мост, за что мне полагается душа первого, кто ступит на мост после его освящения». Молодой плотник согласился.
Через три дня мост был готов. Местные жители пришли посмотреть, как пастор будет освящать мост. В толпе притаился и дьявол, предвкушая, что ему достанется душа священника. Вдруг на мост выскочил испуганный заяц. Дьявол рассвирепел и свалился от злости в трясину. Мастер построил себе большой дом и женился на любимой девушке. А дьяволу нашлось место на обочине шоссе, как раз в том месте, где когда-то протекала речка Флотбек.

Странная история получила трогательное продолжение — напротив статуи, на дебаркадере, уже несколько десятилетий работает ресторанчик с названием «Ангел». Об этом рассказал мне хозяин кафе, добродушный Петер. В Страстную пятницу посетителей у него немного, — лютеране, как и весь христианский мир, вспоминают страдания Христа. Пустуют улицы, закрыты магазины и почти все кафе. В храмах звучат традиционные в этот день «Страсти по Матфею» Иоганна Себастьяна Баха — великая торжественная и печальная музыка.

Только на берегу Эльбы заметно оживление — туда свозят дрова и старые рождественские елки для пасхальных костров. Традиция уходит корнями в XVI век. Костры разводили на прихрамовой территории в Великую субботу перед Литургией, вокруг них собиралась вся община, а священник зажигал от костра свечу и освещал ею путь в храм для прихожан, — в память о Христе, который принес миру свет.
Сейчас костры переехали из города на берег Эльбы и другие открытые пространства. Готовить их начинают вечером в Страстную пятницу. В центр пятиметровой конструкции устанавливают высокий шест с чучелом, которое символизирует Иуду. Также считается, что у костра могут погреться те, кто по каким-то причинам не дошел до храма в Великую Субботу. Таких много, но и храмы полны.

В один из них, недалеко от того места, где еще горели костры, я приехала аккурат к литургии, за час до полуночи. Храм показался мне закрытым — вокруг ни души, свет не горит. Оказалось, что служба уже началась: прихожане пели псалмы в полной темноте. Ближе к полуночи стали зажигать свечи и передавать их по рядам. Кирха наполнилась мерцающим светом и троекратным «Христос Воскресе! Воистину Воскресе!», — на немецком языке. Прочитали Символ Веры и «Отче наш».

Я рассмотрела лица прихожан — много молодых людей, семей с детьми. Причащались небольшими группами, по-немецки упорядоченно. В самом конце службы все, знакомые и незнакомые, — обнялись. На выходе из храма пастор лично пожимал руку каждому прихожанину и поздравлял с праздником Воскресения Христова.

Люди покидали церковь, и сильный ветер сразу же гасил их зажженные свечи. С Эльбы пахло дымом: догорали старые рождественские елки, покрывая серым пеплом грустного чертика с душой зайца.
Германия, Гамбург, апрель 2017 г.
Екатерина Соловьева
Фотожурналист
Родилась в 1977 году в поселке Болшево Московской области. Окончила факультет журналистики МГУ, живет в Гамбурге. С 2007 года сотрудничает с отечественными и зарубежными СМИ.

В своих документальных проектах Екатерина обращается к теме русской провинции. Законченные серии «Колодозеро» и «Паломники» нашли воплощение в отдельно изданных фотоальбомах.

Участник коллективных и персональных проектов и выставок в России и Германии, в том числе яхтенной фотографической экспедиции «От Белого до Черного», состоявшейся в 2013—2014 годах.

Екатерина публикует свои проекты и фотоистории в сетевых и печатных изданиях, среди которых BBC Russian, МИА Сегодня, Leica Russia Blog, GEO, Leica Photography International, Lenta.ru, Православие и мир, «Фома», Liberty.su, Doc! Photo magazine, Square Space Magazine и другие.
Публикации Е. Соловьевой в рамках специальных проектов Rublev.com
«Первая неделя»
Специальный проект Rublev.com, посвященный Великому посту
«Последняя неделя»
Специальный проект Rublev.com, посвященный Страстной седмице и Пасхе
«Время света»
Специальный проект Rublev.com, посвященный Рождеству и Святкам
Великий пост в большом городе
О великопостной гастрономии и московском общепите
«РОДНЯ»
Фестиваль живой традиции, 5—7 августа, д. Рόдня Старицкого района Тверской области
Made on
Tilda