ВЕРКОЛА
Специальный проект Rublev.com «Первая неделя». Текст и фото — Алексей Сивков.
Отец Петр перестал отвечать на телефонные звонки еще с осени. До этого говорил, что приболел. «Не случилось ли чего?» — думал я. Думать-то думал, а сам себе прекрасно понимал, что звоню я в то время, когда благочестивому монаху спать остается пару часов после молитвы перед следующей.

Через поверенных чуть позже узнал, что все в порядке. Отлегло.

Я не был здесь почти три года. Планировал, переносил, откладывал, ждал подходящего для нужной картинки времени. Пару недель назад все решилось просто и сразу. Господь сподобил.
Тогда, осенью пятнадцатого, путь привел в Артемиево-Веркольский через скорби. Душа, искореженная многолетним грехом, просила. Тыкалась, стучалась в двери, заглядывала в чужие окошки наугад, напрочь забыв о простых истинах, маленьких шажочках, которым учили в детстве.
Отрок Артемий принял. Батюшка благословил. Остался на два месяца. Уже через пару недель, помню, возникло ощущение, что голова проветривается, мысль успокаивается, все наше «неподъемно-сложное, наносное, нарочито созданное», за что так крепко, бывало, держимся в жизни, уступает место простому и внятному.
Кто-то приходит сюда по зову сердца, кого-то приводит нужда. Коллектив мужской, трудники и монахи, — народ, в основном, бывалый. Взгляды разные: кто-то не кажет глаз, другой посмотрит — теплом сердечным согреет. У каждого за спиной свой опыт, свои дорожки.
Андрей в монастыре восьмой месяц. С перерывами. Уезжал в город, работал, через некоторое время снова вернулся. «Пока ничего не планирую, — говорит юноша, — хочется разобраться в самом себе. В идеале — помогать людям, служить Господу. Получить духовное образование, обрести семью, обрести себя».
Поезд из Архангельска до Карпогор небыстрый, ходит три раза в неделю. Плетемся почти триста километров до позднего вечера. Есть время подумать. Однако в соседях у меня словоохотливый захмелевший работник РЖД, который уже все знает про жизнь, веру и русский народ. Позиция сейчас вполне себе трендовая — про патриотизм и «мыихвсехнагнем» Не спорю. Разговоров не хочется.
Вася Великий из «старых». Обнимаемся душевно. Два месяца прожили в одной келье. Василий теперь главный по птичкам. Непременно зовет в гости, на чай.
Холодает. Ранним утром на градуснике — минус 35.
Одно из самых «зимних» послушаний — колоть дрова. Хотя и другие времена года — не исключение. На дровах работают две кочегарки, растапливаются печи в кельях, готовится пища в кухне, топится баня, печется хлеб.
Коля Зубов — главный по кочегарке, что в подвале Артемиевского храма. Пока Георгий поправляет здоровье, Николай следит за тем, чтобы система отопления храма не разморозилась. Службы зимой в нем не проводятся.
Село Карпогоры. Певчие. Храм святых апостолов Петра и Павла на подворье Артемиево-Веркольского монастыря.
Наместник Артемиево-Веркольского монастыря архимандрит Иосиф (Волков). Первая седмица Великого поста. Батюшка много ездит по Пинеге (он благочинный Пинежского благочиния). Расстояния разные: где-то до храма двадцать — тридцать километров, где-то — до трехсот.
Церковь Николая Чудотворца в деревне Кушкопала. Прихожан немного. Человек пятнадцать. Все женщины. Своего священника при храме нет. Батюшку ждут с радостью и надеждой.
Пинежский район. Храм святых апостолов Петра и Павла на подворье Артемиево-Веркольского монастыря.
Канон Андрея Критского. Село Карпогоры.
В коровнике знакомимся с послушником Василием. Рассказывает, что жил раньше в Саранске, был женат. После развода пережил кризис. Душа погрузилась в пустоту. В храм, там же, в Мордовии, попал случайно — ноги сами привели. Покрестился в 2015-м.
Пятница (так назвали телочку) появилась на свет неделю назад. Василий сам принимал роды. В монастыре он почти два года. Говорит, что в миру душно, здесь же — покой для души. «Послушание превыше поста и молитвы», — цитирует он Серафима Саровского. Хотя, при всей загруженности, времени на молитву достаточно — Господь все успеть помогает.
На следующий день собираемся в Суру. От Верколы — примерно пятьдесят километров. Вечером решаю немного поснимать в окрестностях. Через полчаса понимаю, что перестаю чувствовать пальцы. Местные говорят, что зима в этом году без особых морозов. В прошлом температура понижалась до минус пятидесяти.
Деревня Пиринемь. Церковь Двенадцати апостолов. Валера.
Катя — жена Валеры. Угощает гостей постным обедом. Вместе с супругом они восстанавливали церковь. Храм воздвигли на месте сгоревшего. Пожар случился в 1985-м. Новый храм появился стараниями Валерия, Екатерины и местных жителей в 2014-м.
Гости (во главе с директором канцелярии Дома Романовых) награждают Валеру и Катю медалями. Немолодые уже люди в радостном смущении. Неожиданно все это для них — высокие гости, благодарственные письма от Великой Княгини.
Иван и Иртыш до обеда развозят дрова. После обеда Иртыш отдыхает.
Вид на Артемиевский храм. Утреннее солнышко раскрашивает колокольню и купола.
После трапезы захожу к Василию на чай. По расписанию у кур прием пищи. Пока Вася управляется, делаю несколько кадров, разговариваем.
Беседа заходит о людях молодых, о Родине. Василий убежден, что у России свой путь. Что страна стоит на грани пропасти, но последние годы все же говорят о ее возрождении. По его мнению, лишь обращение к духовным догматам спасет великое государство. Не сейчас, не сразу; пройдут десятилетия, но это обязательно случится. «Главное — закрыться от западной псевдокультуры», — утверждает он.
В подтверждение своих слов Вася достает книжку, которую читает в настоящий момент.
После послушания Ваня распрягает Иртыша. Почуяв относительную свободу, коняга резвится.
Долгие годы конюхом был Кирилл. Сейчас, по болезни, уже третий месяц как он отошел от дел.
Александр на дровах. «Счастье — это не то, что ты получил. Не надо мечтать о том, что ты хочешь получить. Счастье — это то, что ты можешь что-то дать, а не взять. Счастье — это заслужить прощение и попасть в Рай. Господь — это единственная цель. Все остальное — это рядом где-то. Ты должен подумать, что Он хочет от тебя. Понять это и довериться. Сядь, поговори с Богом, как с родным. Не людям расскажи, а Богу. Расскажи Ему, что тебя интересует и волнует. Да. Это тяжело. Нельзя останавливаться. Нужно делать добрые дела. Твои добродетели — это твой фундамент, служба твоя Богу».
С благодарностью и любовью — насельникам Артемиево-Веркольского мужского монастыря.


Алексей Сивков
Фотограф
Родился в 1977 году в городе Камышин Волгоградской области. Закончил Волгоградский педагогический университет по специальности «филология». Работал журналистом. Живет в Санкт-Петербурге.

Занимается документальной фотографией. Персональные выставки проходили в Москве, Санкт-Петербурге, Северодвинске, Волгограде.
Лауреат международного фестиваля фотографии "PhotoVisa", конкурса «Молодые фотографы России», фотоконкурса «Меньшинства», вошел в шорт-лист премии Союза журналистов Санкт-Петербурга «Золотое перо» (номинация «Фото года»).

Автор проекта о жизни детей и подростков с расстройствами аутистического спектра «Особая грань реальности», съемки в рамках которого проходили на территории России и Украины, фотоочерков о насельниках Артемиево-Веркольского монастыря в Архангельской области.

Член Союза фотохудожников России. Сотрудничает с российским СМИ, среди которых: "Russia Beyond the Headlines", Lenta.ru, «Невское время», "Foto&Video", «МАМИН», «Российское фото», «Большой город», «ФОМА».
Редакция Rublev.com выражает благодарность наместнику Артемиево-Веркольского мужского монастыря архимандриту Иосифу (Волкову) за помощь в организации съемок.